Во что обошлась Украине аннексия Крыма. Ответ Вячеславу Володину

Во что обошлась Украине аннексия Крыма. Ответ Вячеславу Володину – The Insider


Спикер Госдумы Вячеслав Володин предложил подсчитать экономические потери Крыма из-за пребывания в составе Украины после распада СССР. The Insider, в свою очередь, решил подсчитать экономические потери Украины после российской аннексии полуострова. 

Оценка потерь Украины от аннексии Крыма носит не только технический, но и этический характер. Захват полуострова не ограничился передачей материальных ценностей. Не обошлось без убийств, похищений, пыток, арестов и принуждения проукраинских крымчан переехать на материковую Украину. Решат Аметов и Сергей Кокурин убиты, Олег Сенцов, Александр Кольченко и десятки других украинских политзаключенных за решеткой, около 30 тысяч крымчан бежали от «освободителей», чтобы начать жизнь с нуля на новом месте. Все это нельзя измерить в денежном эквиваленте. В более широком смысле аннексия Крыма стала спусковым крючком для войны на Востоке Украины и всех последующих событий: крушения «Боинга», Иловайска, Мариуполя… Это усложняет картину, ведь события на Донбассе были еще более разрушительными. 

Зачем вообще делать такие подсчеты? Ведь продавать Крым никто не собирается. В действительности же такой подсчет может иметь смысл, если когда-нибудь все-таки будет заключен договор о завершении конфликта и речь пойдет о размере репараций и контрибуций.

Первые суды

Частные компании судятся с Россией за потерянные активы в Крыму уже сейчас, не дожидаясь завершения конфликта. И делают это весьма успешно.

Первыми в суды в 2015 году пошли компании украинского олигарха Игоря Коломойского, известного фразой «жизнь — это супермаркет, бери что хочешь, но касса — впереди». Подконтрольный России крымский парламент национализировал его предприятия в сентябре 2014 года. Представители этих компаний обратились в Международный арбитраж в Гааге и в марте 2018 года отсудили у России около $159 млн (с учетом расходов на судебный процесс и процентов). Следующим шагом был судебный арест акций украинских «дочек» российских банков с государственным капиталом, чтобы вынудить Россию расплатиться «на кассе». В ответ и Россия, и банки сами пошли в суды — окончательно спор еще не разрешился.

Вторым было решение Арбитражного суда в Париже по иску украинского государственного Ощадбанка о возмещении ущерба за потерянные в Крыму активы, вынесенное в ноябре 2018 года. Суд решил, что Россия должна возместить украинскому госбанку $1,3 млрд плюс проценты, которые начисляются с момента вынесения решения. До взыскания дело еще не дошло. На более ранних стадиях находятся «крымские иски» других крупных украинских компаний: Приватбанка (иск на $1 млрд), группы компаний «Нафтогаз» ($5 млрд), энергетических компаний ДТЭК и Укрэнерго (точные суммы не назывались, но речь идет о сотнях миллионов долларов).

Есть и другие иски против России на менее заметные суммы. Тот же Игорь Коломойский как физическое лицо обратился в суд с требованием возместить его инвестиции в аэропорт Бельбек в Севастополе. В 2014 году олигарх озвучивал сумму ущерба в $15 млн.

От $13 млрд до $90 млрд

Что до общей суммы потерь Украины, то некоторые цифры озвучивались еще в 2014 году. Министр юстиции Украины Павел Петренко оценивал ущерб страны от потери полуострова в 950 млрд гривен (примерно $83,3 млрд по курсу Нацбанка Украины на то время). Тогда же и.о. президента Украины Александр Турчинов называл сумму прямых убытков — $100 млрд, а министр энергетики Юрий Продан добавлял, что ресурсы нефти и газа на шельфе полуострова оцениваются в $40 млрд. Каким образом велись эти подсчеты — неизвестно.

О методике расчета понесенных Украиной убытков (утраченных активов) от потери Крыма The Insider попросил рассказать доктора экономических наук из Института экономики и прогнозирования НАН Украины Владислава Зимовца, который недавно вел подобные расчеты по неподконтрольным Украине территориям Донбасса. Зимовец использует методику Андерса Ослунда, старшего научного сотрудника Атлантического совета в Вашингтоне (Atlantic Council), изложенную в его работе Kremlin Aggression in Ukraine: The Price Tag. Методика предполагает оценку потерянных на оккупированных территориях активов непрямыми методами. Для подсчета нужно умножить соотношение ВВП к активам, которое сложилось в доокупационный период (коэффициент Пикетти), на валовый региональный продукт Крыма. По расчетам Владислава Зимовца, коэффициент Пикетти для Украины составляет 1,84. Суммарный размер валового регионального продукта Крымской автономии и Севастополя в 2013 году составлял 57,46 млрд гривен по данным Укрстата, или примерно $7,18 млрд по курсу Нацбанка на конец года. Умножаем на коэффициент Пикетти и получаем $13,21 млрд потерь. Речь идет об ориентировочной стоимости утраченных материальных активов производственного назначения. Помимо этого нужно учитывать стоимость земли в госсобственности и стоимость имущества госучреждений.

Есть и более простой подход: эксперт по финрынкам и макроэкономике Александр Вальчишен предлагает сравнить объем экономики Украины в 2013 году и в середине 2015-го, когда падение было максимальным. За этот короткий период ВВП Украины сократился более чем на $90 млрд. «Нельзя просто брать во внимание размер экономики Крыма и отнимать его от экономики страны. Крым — это была веревка, за которую потянули, и начались каскадные дефолты», — поясняет свой подход Александр Вальчишен. 


Нельзя просто брать размер экономики Крыма и отнимать его от экономики страны. Крым — это была веревка, за которую потянули, и начались каскадные дефолты


С аннексией Крыма он связывает и резкое падение курса гривны по отношению к доллару в 2014–2015 годах: «Убыток от аннексии Крыма — это негативный результат от запуска разрушительной цепи событий в виде бегства из финансовых активов разного характера в наиболее «ликвидные» активы, среди которых в итоге были или наличная валюта, или остатки в иностранных банках в инвалюте… Произошел стремительный скачок обменного курса». То есть убытки могут оказаться еще больше. Однако все это расчеты убытков, утраченных активов. Как подсчитать недополученные прибыли? Владислав Зимовец говорит, что методики пока не существует. Есть оценки отдельных органов власти (см. письмо Министерства по оккупированным территориям), но общего подхода нет.

Александр Паращий, руководитель аналитического департамента киевской инвесткомпании Concorde Capital, предлагает для оценки непрямых потерь, недополученных прибылей все-таки ориентироваться на долю Крыма в экономике страны. В 2013 году на полуостров приходилось примерно 3,7% ВВП, по данным Укрстата, что составляло $6,78 млрд.

Во что обошлась Украине аннексия Крыма. Ответ Вячеславу Володину

«Скорее всего, потери экономики в первый год оккупации близки к этой цифре, прямые потери в последующие годы меньше, потому что украинский бизнес, для которого крымские компании были частью производственного цикла или рынком сбыта, переориентировались на другие регионы», — сказал The Insider Александр Паращий. Для учета непрямых потерь и упущенных выгод он предлагает игнорировать эти изменения и каждый год добавлять 3,7% украинского ВВП к российскому счету. По подсчетам The Insider, за пять лет общая сумма составила $26,64 млрд и будет расти каждый год.

Андрей Яницкий, экономический обозреватель, Украина 





Source link

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Go Top